Родился 16 ноября 1954 года в семье потомственного крестьянина, мать — сельская учительница.
С 1972 года учился на филологическом факультете Калмыцкого государственного университета, но от сдачи выпускных экзаменов отказался. В дальнейшем работал плотником, рабочим силикатного завода, художественным руководителем во Дворце культуры, учителем музыки в школе. В юности серьёзно занимался каратэ.
Стихи Александр начал писать в юности, уже ранние его стихи отличаются поэтической грамотностью, первая публикация появилась в районной газете . До 1980 года он был по преимуществу поэтом есенинской лирики
Призвание к монашеству он ощутил уже в ранней юности (и об этом свидетельствует поэтическая строка: «Я хочу быть схимником»). 1980 год, когда он поступил в Вильнюсский Свято-Духов монастырь, стал судьбоносной вехой в духовном становлении молодого человека. В 1981 году перешёл в Псково-Печерский монастырь, в котором в 1983 году принял монашеский постриг. Служил на приходах Псковщины (пос. Кярово, г. Каменец), в Киево-Печерской лавре после её открытия. В 1985 рукоположен в иеромонахи (мать его, Зоя Николаевна, также приняла монашеский постриг под именем Зосимы).
В 1993 году митрополит Санкт-Петербургский Иоанн (Снычёв) подарил иеромонаху Роману свою книгу «Битва за Россию» с напутствием: «Всечестному о. Роману, церковному певцу — на добрую память».
С 1994 года отец Роман по благословению правящего архиепископа Псковского Евсевия (Саввина) живёт и служит в скиту Ветро́во (Псковская епархия) в Псковском районе близ деревни Боровик Серёдкинской волости.
9 октября 2003 года иеромонах Роман затворился от мира в скиту Ветро́во (бывшем старца Досифея), до которого можно добраться только по воде. Несмотря на затвор, продолжает писать стихи.
Иеромонах Роман создал свои произведения первой половины 1990-х годов по благословению Митрополита Иоанна Ленинградского (Санкт-Петербургского и Ладожского). Книги его стихов «Русский куколь» и «Внимая Божьему веленью» изданы по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.
Песни на стихи иеромонаха Романа исполняются Жанной Бичевской, Олегом Погудиным, Сергеем Безруковым, Максимом Трошиным, Еленой Ваенгой, Ириной Скорик, Александром Михайловым, Геннадием и Анастасией Заволокиными, Кубанским казачьим хором.
24 января 2012 года в Свято-Троицкой Александро-Невской лавре (Санкт-Петербург) иеромонаху Роману была вручена Всероссийская православная литературная премия имени Святого благоверного князя Александра Невского 2011 года — «За вклад в русскую поэзию». В 2015 году ему была присуждена одна из главных наград VI Славянского литературного форума «Золотой Витязь» — золотая медаль имени А. С. Пушкина «За выдающийся вклад в литературу». В том же 2015 году отец Роман стал лауреатом светской православной поэтической премии «Богородица Троеручица», учрежденной фондом «Иванка Милошевич» из Чикаго.
* * *

Всё добро́, коли сердце не ропщет,
От созвездий до замерших коч.
Закурчавилась инеем роща,
Лунным светом зате́плилась ночь.

И украшенные огоньками
В ожидании взрослых детей,
Дерева́ призывают веками
К невечерней, иной Красоте.

Все́ мы дети — душа не стареет,
Мы любимы, хотя не святы.
Пусть тебя в эту ночь обогреет
Отраженье иной Красоты.
* * *

Всё человеческое тленно,
Деянья наши, аки дым.
Мы возлюбили перемены
Домов, колёс, одежд, еды.

Но Истина не любит моду,
Коловращений суеты.
Взгляни на Божию природу —
На птиц, животных, на цветы.

Застынь, как застывают в храме,
В молчании подлунных лип…
При патриархе Аврааме
Кричали так же журавли.

И так же звёзды полыхали,
Луна давала тот же свет,
И так же гро́зы громыхали,
И так же радовал рассвет.

И во́ды солнечно светились —
Всё отражало благодать!
И только люди суетились,
Не в силах Истину вобрать!
* * *

За всё, за всё благодарю Творца!
За то, что Имя в Небесах Святится,
За то, что воздвигает без конца,
За то, что дал возможность нам молиться!

Молитва— величайший Божий дар,
Явленье Безконечного в немногом!
Святой и грешник, всюду и всегда,
Ты можешь быть не с Ангелами — с Богом!

В неволе, на свободе, страж и тать,
И про себя, и вслух — целись моленьем…
Ещё уста пытаются сказать,
А сердце принимает Утешенье.

Забудут все́ иль в притчах прослыву,
Темница, плаха ли — не возрыдаю:
Не страшен ад, пока душой живу —
Пока молитвой к Богу припадаю!
* * *

Каждой твари срок земной сосчитан —
Все живём у выносных дверей…
Пожалеем, други, беззащитных —
Вдов, сиро́т и загнанных зверей!

У последних — не житьё, а мука:
Холод, голод, но всего страшней
То, что скудоумие и скука
Водят к ним двуногих дикарей.

Человек! Твоё предназначенье —
Бла́га Неба с малыми делить.
Не твори убийство развлеченьем,
Много ль чести пугалом ходить?

Что бродить убийцею по лесу
И клеймить жестокостью чело?
Ангел Света не похож на беса
Тем, что никогда не сеет зло.

С кем пойдёшь последнею дорогой?
Опусти ружьё в недобрый час!
Звери, как и люди, плакать могут,
Да и жить хотят не меньше нас.
* * *

Любовь, смирение и кротость —
Печать Христа, но дело в том,
Что наша пагубная мёртвость
Лишь прикрывается Христом.

Душа мертва и око сухо,
Безплодны воздеянья рук.
И вера без Христова Духа —
Страшней неверия недуг.

Осудит ряса сластолюбца
И сребролюбца сан святой.
Напрасно к чести сана рвутся,
Кто Бога заменил тщетой.

Неверие в своей стихии!
Претит Христова простота!

Не оправдают панагии
Уничижителей Христа!

Оставить отклик

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован.