Древнейшее упоминание топонима Митино содержится в духовной грамоте (т. е. завещании) святого благоверного великого князя Димитрия I Ивановича, прозванного Донским.

Димитрий Донской составлял духовную грамоту дважды. Первая датируется, вероятнее всего, 1375 годом, когда Дмитрий собирался в поход на Тверь; во всяком случае, она не могла быть создана после 1378 года, поскольку к грамоте, помимо печати самого великого князя, приложена печать митрополита Киевского и всея Руси свт. Алексия, но тот отошел ко Господу в 1378 году. Текст первой духовной грамоты сохранился лишь частично, на фотографии оригинала грамоты можно взглянуть здесь. Текст грамоты опубликован в книге: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. / Подготовлено к печати Л. В. Черепниным. М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1950. [Далее — ДДГ]. С. 24–25.

Вторая духовная грамота была составлена незадолго до смерти Димитрия Донского, между 13 апреля и 16 мая 1389 года. Она является одним из ключевых памятников истории России. В ней зафиксировано главное политическое достижение великого князя Димитрия: Русь начинает выходить из-под гнета Орды. Согласно тексту грамоты, впервые со времен установления Ига не ордынский хан, а русский великий князь определяет, кому быть верховным правителем Руси: «А се благословляю сына своего, князя Василья, своею отчиною, великим княженьем…». Более того, благоверный князь пророчески предвидит будущее полное освобождение Руси: «А переменит Бог Орду, дети мои не имут давати выхода [т. е. налога] в Орду…». Изображения грамоты см. здесь; публикация: ДДГ. С. 33–37.

И вот именно в этом судьбоносном документе впервые и встречается топоним Митино: «…А из Московъских сел даю с[ы]ну своему, князю Василью: Мити(н) почино(к)…». Слово «починок» означало относительно недавно устроенную деревню (ср.: «почин»). Интересно, что в списке московских сел, которые Дмитрий Донской завещает своему главному наследнику, этот «починок» упомянут на первом месте. Более того, «починок» носит имя самого Димитрия! Эти две детали заставляют предположить, что деревня была устроена при личном участии Димитрия Донского. Если ее отождествление с современным Митино является верным, интерес великого князя к данному месту легко объясним: еще в домонгольскую эпоху в точке выхода старой волоколамской дороги (она проходила по участку нынешнего Пятницкого шоссе в Митино) к Москве-реке располагалось укрепленное поселение, именовавшееся Воиницким мытом (позднее — Спасо-Преображенский монастырь на Всходне, с его разрушением — деревня Спас). Вероятно, он образовывал одну из опорных точек новгородского присутствия на древней дороге из Ростова Великого в Чернигов и Киев, имевшей для Древнерусского государства стратегическое значение (см.: Чернов С. З. Сфрагистический комплекс из Могутова и его значения для изучения предыстории Московской земли в первой половине XII века: первые опыты интерпретации // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2003. № 2 (12). С. 5–21. Статью можно прочитать здесь). Установление контроля над этой точкой — равно как и над подобной ей, Шерной-городком (что немаловажно, в Духовной грамоте Димитрия Донского он также упомянут!), — не могло не иметь для Димитрия большого политического значения. Возможно, этим и объясняется происхождение топонима «Митино» — «Мыт» (место сбора налогов) превращается в указание персональной принадлежности починка: Митин.


 


Позднее Митин Починок вновь упоминается в духовных грамотах того самого великого князя Василия I Дмитриевича, кому эта деревня была завещана его отцом. В первой духовной грамоте, составленной между 16 сентября 1406 года и 7 июня 1407 года, великий князь Василий отписывает деревню своей супруге, великой княгине Софье Витовтовне: «…А княгинѣ моей из московски(х) селъ село мое Починок…» (изображения грамоты см. здесь; публикация: ДДГ. С. 55–57). Нельзя вновь не обратить внимания на подчеркнуто личное отношение составителя грамоты к Починку — несомненно, семью великого князя связывало с деревней что-то очень близкое. На то, что этот Починок — тот самый Митин, о котором писал Димитрий Донской, — указывают упоминания Митина Починка в трех версиях второй духовной грамоты великого князя Василия I Дмитриевича, составленных в 1423 году (обоснование такой датировки и доказательства того, что датировка одной из этих версий грамоты 1417 годом — неверна, см. в статье: Горский А. А. Завещания Василия I Дмитриевича: проблемы последовательности и датировки // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2017. № 1. С. 20–34, с которой можно познакомиться здесь). Во всех этих трех версиях грамоты великий князь Василий I пишет, что именно Митин Починок вместе со всеми прилегающими к нему имениями после смерти великого князя должен будет отойти Софье Витовтовне (см. изображения грамот здесь, здесь и здесь; публикации: ДДГ С. 60–62 [первая редакция грамоты] и ДДГ С. 57–59 [третья редакция грамоты]).

Впрочем, однозначно отождествлять Митин Починок с современным Митино все-таки нельзя, хотя такое отождествление и является наиболее вероятным. После 1423 года следы Митина Починка / Митино на какое-то время в документах теряются, но в Смутное время деревня Митино — теперь уже вне всякого сомнения та самая, чье имя носит современный московский район, — снова оказывается в самом эпицентре событий российской истории.

священник Михаил Желтов