Глинка Федор Николаевич

/////Глинка Федор Николаевич родился в имении Сутоки Смоленской губ. Дворянский род Глинки берет начало от вотчинника смоленского воеводства, шляхтича, принявшего Православие, Виктора-Владислава Глинки. Отец Глинки, Николай Ильич, отставной капитан, находясь при гр. П. А. Румянцеве-Задунайском ординарцем, отличился в Кагульском сражении. Вместе с женой, Анной Яковлевной (урожд. Каховской), владел небольшим имением Сутоки Духовщинского у. Смоленской губ. Екатерина Великая во время путешествия по тем местам в 1780 гостила у него и была поражена 104-летним прадедом поэта, который был так здоров, что мог ездить верхом и стрелять дичь. Императрица тогда же записала двух братьев Глинки, Сергея и Николая, в Сухопутный кадетский корпус, в котором впоследствии учился и Федор. С 1798 по 1803 обучается в Петербургском 1-м кадетском корпусе, где огромное влияние на него оказал учитель Закона Божия о. Михаил (впоследствии митрополит Петербургский), способствовавший укреплению его религиозных чувств, стремлению жить по христианским заповедям. Он вспоминал, что, покидая корпус, поклялся «говорить всегда правду». Молодой прапорщик Апшеронского пехотного полка привлек внимание прославленного суворовского генерала М. А. Милорадовича. В 1805—06, в качестве адъютанта Милорадовича, участвует в военной кампании против Наполеона, чуть не погибает в битве при Браунау, ходит в штыковые атаки в Аустерлицком сражении. Эти события он описал в «Письмах русского офицера о Польше, австрийских владениях и Венгрии с подробным описанием похода россиян противу французов в 1805 и 1806 гг.» (1808), ставших его литературным дебютом.
/////Выйдя в отставку по болезни и поселившись в Сутоках, Глинка приводит в порядок записи военной поры, пишет стихи. Первое стихотворение «Глас патриота», опубликованное в «Русском вестнике», посвящает М. В. Ломоносову. С серьезностью относясь к научным изысканиям, участвует в работе высочайше утвержденного Общества истории и древностей российских. Для изучения народного быта и нравов путешествует по Смоленской, Тверской, Московской губерниям, совершает поездки по Волге, по Киевской и Черниговской губерниям.
/////Весть о вторжении наполеоновских полчищ в Россию застала Глинку в родовом смоленском имении. По вызову Милорадовича он с отступающими войсками доходит до Бородина и принимает участие в сражении. Участвовал в боях при Тарутине, Малоярославце, Вязьме, Дорогобуже, при Баутцене.Глинка участвовал во всех боевых действиях наступающей армии, полковником дошел до Парижа, был награжден орденами Св. Владимира 4 степени, Св. Анны 2 степени, золотой шпагой с надписью «За храбрость», а также прусским орденом «За военные заслуги».
/////После войны Глинку, переведенного в лейб-гвардии Измайловский полк, захватывает водоворот общественной жизни северной столицы. Он входит в члены Военного общества, возглавляет «Военный журнал», председательствует в Вольном обществе любителей российской словесности, издает частями «Письма русского офицера…» (1815—16), ставшие одним из ярчайших памятников отечественной военной мемуаристики об эпохе наполеоновских войн 1805—06 и 1812—15. Одна из основных идей этой книги — сохранение «коренных добродетелей» русского народа, не затронутых «наносными пороками». В это время им написаны книги: повесть «Лука да Марья» (Санкт-Петербург, 1818), «Подарок русскому солдату» (Санкт-Петербург, 1818), «Зиновий Богдан Хмельницкий» (Санкт-Петербург, 1819), «Мечтания на берегах Волги» (Санкт-Петербург, 1821). В 1819 Глинка «с ведения и по повелению Государя Императора, употребляем был для производства исследований по предметам, заключающим в себе важность и тайну», стал заведовать личной канцелярией гр. М. А. Милорадовича, военного губернатора Петербурга. К этому времени Глинка был уже членом масонской ложи «Избранного Михаила», вступает в Союз спасения, а затем в Союз благоденствия. Но известно, что в н. 1820 на совещании Коренной управы Союза благоденствия Глинка доказывал, что «в России не может существовать никакого правления, кроме монархического». Видя радикализацию взглядов заговорщиков, порвал с ними связи и вышел из масонской ложи. О готовившемся восстании 1825 Глинка знал, но никакого участия в нем не принял, убеждая заговорщиков «не делать никаких насилий».
/////После ареста 11 марта 1826 года содержался в Петропавловской крепости. Император Николай I сказал поэту: «Глинка, ты совершенно чист, но все-таки тебе надо окончательно очиститься». Существуют сведения, что раненый генерал Милорадович просил императора помиловать Глинку. Со снятием двух чинов 15 июня 1826 года был освобождён, исключён из военной службы и сослан в Петрозаводск, где был определён советником Олонецкого губернского правления. Именно там, занимаясь канцелярской работой советника губернского правления, Глинка создает свои важнейшие произведения: переводит на русский язык карело-финский эпос «Калевала», пишет поэмы «Дева карельских лесов» и «Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой». А. С. Пушкин, содействовавший публикации «Карелии…» в Петербурге отдельным изданием (1830), писал в «Литературной газете»: «Изо всех наших поэтов Ф. Н. Глинка, может быть, самый оригинальный… Небрежность рифм и слога, обороты то смелые, то прозаические, простота, соединенная с изысканностью, какая-то вялость и в то же время энергичная пылкость, поэтическое добродушие, теплота чувств, однообразие мыслей и свежесть живописи, иногда мелочной, — все дает особенную печать его произведениям…» Годы ссылки благотворно повлияли на поэта, будто «переродилось все во мне», — записал он в стихотворении той поры.
/////В 1830 Глинка, все еще опальный, поселяется в Твери, где его навещают А. С. Пушкин с кн. П. А. Вяземским; занимается географическими и археологическими исследованиями. За работу «О древностях в Тверской Карелии» получает премию Географического общества. В становлении Глинки-поэта большую роль сыграло сближение с литературно-философским кружком С. Е. Раича, среди воспитанников которого были многие «любомудры», а в дальнейшем с С. П. Шевыревым и с редакцией «Москвитянина», в котором он опубликовал лучшие свои поздние стихи.
/////В своей религиозно-философской поэзии С. П. Шевырев, А. С. Хомяков и Ф. И. Тютчев были последователями духовной поэзии Глинки. Обычно принято считать, что смысл духовной поэзии Глинки в том, что «декабристы использовали “Священное Писание” в целях политической агитации» (В. Г. Базанов). «Элегические псалмы» Глинки — «К Богу правды», «Горе и благодать», «Картина иудейских нравов», «Гнев Господа на нечестивых», «Плач плененных иудеев», «Глас Бога избранному Его», публиковавшиеся в 1823—25 в «Соревнователе просвещения и благотворения» и вышедшие в 1826 отдельным изданием «Опыты священной поэзии», имели определенное гражданское звучание, но оставались при этом именно духовной поэзией.
/////Религиозные мотивы становятся центральными в поэзии Глинки 30—40-х. Подлинными шедеврами русской духовной лирики стали его стихи «Искание Бога», «Глас к Господу», «Ангел», «Молитва и чаяние», «Молись душа». В 1840-е Глинка пишет поэму «Таинственная капля», в основе которой апокрифическое сказание о разбойнике, распятом на кресте вместе со Спасителем. Огромной популярностью в патриотических кругах пользовалось стихотворение Глинки «Москва» (1840): «Город чудный, город древний, / Ты вместил в свои концы / И посады и деревни, / И палаты и дворцы!». Во время Крымской войны Глинка прославился стихами «Ура!» и «Голос Кронштадту». Его романсы «Вот мчится тройка удалая…», «Не слышно шуму городского…» принадлежат к числу классических. Уйдя со службы в 1835, Глинка жил вместе с женой Авдотьей Петровной (урожд. Голенищевой-Кутузовой), с которой «почти всегда и везде был неразлучен», сначала в Орле(1832 г.) и Москве (1835-1853, с 1853 — в Петербурге, а с 1856 до конца дней — в Твери. Авдотья Петровна тоже была достаточно известна как поэтесса, прозаик, переводчик.
/////К 1875 Глинка почти совсем отошел от литературы, Скончался Глинка в Твери, дожив до глубокой старости, и был похоронен в Жёлтиковом монастыре рядом со своей женой А. П. Глинка. Хоронили его с воинскими почестями как героя Отечественной войны, автора знаменитых «Записок офицера…»

/////ТЕПЕРЬ И БУДЕТ
Еще любви закрыты двери;
И мы, одебелев как звери,
В угаре душной суеты,
Бредем по стежкам тесноты.
В устах полынь и руки — бритвы!
Идем на жизнь, как для ловитвы:
Везде добру короткий срок;
На всё печать кладет порок,
И в бедной жизни скорбь и краткость
И на путях житейских шаткость;
Душа полна неясных мук,
И головы — пустых наук;
Несем, как груз, приличий бремя!
Но бог пошлет иное время:
И дастся жизни долгота;
И будут сладостны уста
И ласковы у смертных руки,
И мы, как сон, забудем муки.
1826

//////ВЕРА
Когда кипят морей раскаты,
И под грозой сгорают небеса,
И вихри с кораблей сдирают паруса,
И треснули могучие канаты,
Ты в челноке будь Верой тверд!
И Бог, увидя без сомненья,
Тебя чрез грозное волненье
На тонкой нитке проведет…

* * * * * * * * * *
Когда на то нет Божьего согласья,
Как ни страдай она, любя, —
Душа, увы, не выстрадает счастья,
Но может выстрадать себя…
Душа, душа, которая всецело
Одной заветной отдалась любви,
И ей одной дышала и болела,
Господь тебя благослови!
Он, Милосердный, Всемогущий,
Он, греющий Своим лучом
И пышный цвет, на воздухе цветущий,
И чистый перл на дне морском.

////МОЛИТВА ДУШИ

Воими гласу моления моего,
Царю мой и Боже мой: яко к Тебе
помолюся, Господи.
Псалом 5

К Тебе, мой Бог, спешу с молитвой:
Я жизнью утомлен, как битвой!
Куда свое мне сердце деть?
Везде зазыв страстей лукавых;
И в чашах золотых — отравы,
И под травой душистой — сеть.
Там люди строят мне напасти;
А тут в груди бунтуют страсти!
Разбит мой щит, копье в куски,
И нет охранной мне руки!
Я бедный нищий, без защиты;
Кругом меня кипят беды,
И бледные мои ланиты
Изрыли слезные бразды.
Один, без вождя и без света,
Бродил я в темной жизни сей,
И быстро пролетали лета
Кипящей юности моей.
Везде, холодные, смеялись
Над сердцем пламенным моим,
И нечестивые ругались
Не мной, но Именем Твоим,
Но Ты меня, мой Бог великий,
Покою в бурях научил!
Ты вертоград в пустыне дикой
Небесной влагой упоил!
Ты стал кругом меня оградой,
И, грустный, я дышу отрадой.
Увы! мой путь — был путь сетей;
Но Ты хранил меня, Незримый!
И буря пламенных страстей,
Как страшный сон, промчалась мимо;
Затих тревожный жизни бой…
Отец! как сладко быть с Тобой!
Веди ж меня из сей темницы
Во Свой незаходимый свет!
Всё дар святой Твоей десницы:
И долгота и счастье лет!

Если хочешь жить легко…

Если хочешь жить легко
И быть к небу близко,
Держи сердце высоко,
А голову низко.


 OfficeFurniture template with WordPressORG
Ждановский завод "Азовсталь"

Москва 2017 год от Рождества Христова и 7526 год (новолетие 14 сентября) от сотворения мира