Беседа, посвященная памяти митрополита Антония Сурожского |











Беседа, посвященная памяти митрополита Антония Сурожского

 О вере и  таинстве крещения

Крещение есть Таинство, в котором верующий при троекратном погружении в воду и призывании крестящим имени Бога: Отца, и Сына, и Святого Духа умирает для жизни плотской, греховной и рождается в жизнь духовную и святую, в жизнь по заповедям Божиим.

Поэтому Крещение называется вторым, духовным рождением или рождением от воды и Духа.

В Евангелии Господь говорит: «…если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух» (Ин.3.5-6). И ещё: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет, а кто не будет веровать, осуждён будет» (Мк. 16, 16).

Что же такое вера?

Под верой обычно понимается вера в существование Бога.

Найти доказательства существования Бога в материальном мире принципиально невозможно. Бог есть абсолютный Дух и высшая совершеннейшая Личность. И познавать Бога можно только духовно через личное общение.

В области же материального мира есть множество свидетельств Его бытия.

Во-первых, у нас есть свидетельства очевидцев, прежде всего, апостолов. Святой Апостол Иоанн Богослов пишет в 1-м Соборном послании, что мы свидетельствуем о том, что мы слышали, видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши. Все их свидетельства описаны в Новом Завете: в Евангелиях, Деяниях и Посланиях Святых Апостолов.

Во-вторых, в каждом поколении находятся люди, которые достигли такой чистоты, что могут видеть и слышать Бога. Это – святые. Они тоже оставили нам свои свидетельства.

В-третьих, в последнее столетие получила бурное развитие такая отрасль науки, как библейская археология, которая подтверждает все события, описанные в Священном Писании. Например, найден Ноев Ковчег на горе Арарат, найден крест, на котором был распят Христос. Большой интерес представляет так называемая Туринская плащаница – кусок ткани, в который был завернут снятый с креста Господь. Обо всех этих свидетельствах можно прочитать в книге «Непознанный мир веры».

Но самое главное свидетельство – в нас самих. Каждый человек в какой-то момент осознает, что ничто земное не может его удовлетворить. Человек мучается, мечется и страдает. И только приходя к Богу, человек находит покой и радость.

Встреча с Богом у каждого человека происходит по-разному. Об этом написано много книг. Митрополит Антоний Сурожский, наш современник, который умер в 2003г., явственно почувствовал присутствие Иисуса Христа во время своего первого чтения Евангелия от Марка. Многие люди, попавшие в трудные ситуации, особенно на войне, говорили: «Господи, если Ты есть, спаси меня. Тогда я поверю в Тебя и изменю свою жизнь». И … оставались в живых.

  1. Но в христианстве под верой понимается не столько вера в существование Бога, сколько вера Богу, полное доверие Ему.

Мы все живем в состоянии «житейской бури». На нас со всех сторон нападают всевозможные горести, искушения, впечатления. Чаще всего мы стараемся от них отвлечься каким-нибудь фильмом, рестораном, сексом и пр. Но становится ещё хуже. Выдающийся французский ученый 17 века Блез Паскаль писал, что единственное наше спасение от горестного состояния – развлечение, но развлечение является самым горестным нашим состоянием. Так как же человеку обрести душевный покой?

В Евангелии есть рассказ, как ученики Христовы, плывя через Тивериадское море, попали в такую сильную бурю, что уж не чаяли и в живых остаться. Но вдруг они увидели Иисуса, идущего к ним по морю. Они испугались, думая, что это призрак, и апостол Петр сказал: «Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился?»

     Т.е. Петр начал тонуть, потому, что вспомнил о себе, о смертельной опасности, начал озираться по сторонам. Вот так и мы, если будем думать о себе бедных и несчастных, и пугаться того, что нас окружает, непременно потонем. Потому, что ни в развлечении, ни в забвении, ни в надежде на собственные силы спасения нет.

Его можно найти, если, забыв про себя, без страха, с полным доверием, вложить свою руку в протянутую руку Господа и последовать за Ним.

  1. Другое определение веры было дано епископом Кассианом Безобразовым: Он говорил, что «Вера – это стремление того, кто верит, к совершенному единству с тем, в кого он верит». Ученик Христов, т.е. христианин, это человек, который полюбил Христа, и решил стать его другом. А дружба – это верность, это стремление по всём подражать своему другу, готовность за друга и жизнь отдать, если нужно. Бог вносит в дружбу Свою Божественную благодать и силу, а мы должны внести свою любовь, полную отдачу себя.

Символ веры.

Итак, во что же именно верят православные христиане?

Основные догматы нашей веры были утверждены на Первом и Втором Вселенских Соборах в 4-м веке и изложены в молитвословии, которое называется «Символом веры». Символ веры содержит 12 членов, т.е. незыблемых догматов православия.

Первый посвящен Богу Отцу. Со второго по седьмой – Богу Сыну.

Восьмой – Богу Святому Духу. Девятый – Церкви. Десятый – таинству крещения. Одиннадцатый – воскресению. Двенадцатый – жизни будущего века.

На чём же основаны эти догматы и наше знание о Боге и мире, ведь Бог непознаваем? Наши знания основаны на том, что Сам Бог нам открывает в Божественном Откровении.

Глубина Божественного Откровения безмерна. Каждое слово имеет множество значений. Библию можно читать каждый день, и каждый раз замечать что-то новое. Самым поразительным является то, что эта глубина заложена в Священном Писании изначально.

Когда египетский фараон Птолемей в 3-м столетии до Р.Х. попросил 70 еврейских мудрецов сделать перевод Пятикнижия Моисея (Первых пяти книг Священного Писания Ветхого Завета) с еврейского на греческий язык для Александрийской библиотеки, они сказали: «А что переводить? Мы не знаем, что переводить». Он попросил объяснить. Ему сказали, что текст прочитывается несколько раз. Сначала читаются слова, но внутри этих слов есть другие слова. Например, отсчитываются буквы 5, 7, 10, 12, 50 и т.д., они соединяются в слова, и внутри текста появляются фразы, являющиеся толкованием текста. Специалисты считают, что у Пятикнижия Моисея есть 70 уровней подтекста. Это – тайна Писания. Тогда фараон сказал: «переведите хотя бы слова». Значит любой перевод – это только слова первого прочтения. А вся глубина Писания остается за текстом. Значит, без толкований понять Писание не возможно. Его надо изучать. И ничего не питает так наш ум, и не приносит столько радости, как изучение Священного Писания.

В Священном Писании раскрываются основные свойства Бога в тесной связи с Домостроительством спасения человека. Т.е. Бог не наше любопытство удовлетворяет, а открывает нам то, что необходимо для нашего спасения.

Сейчас  мы с вами рассмотрим главные моменты нашей веры, основываясь на трудах Митрополита Антония Суро’жского, а именно: каков наш Бог, какова роль и призвание человека, в чем смысл грехопадения и спасения, что такое Церковь?

Сущность Символа веры — в провозглашении того, что Бог есть любовь (1 Ин 4:16). Бог, Который существует, ничем не обусловленный, творит мир как действие любви. Потому что Бог является полнотой жизни, полнотой радости, полнотой бытия — и всем этим Он хочет поделиться со всем своим творением.

Но что мы можем сказать о Боге, Который является живой, творческой, отдающей Себя любовью?

Когда Моисей оказался в присутствии Бога, при неопалимой купине, он спросил: как имя Тебе? И ответ был: Я — Сущий (Исх 3:14). Я — Тот, Который есть, Я — самое бытие, самая реальность…

И это бытие, эта реальность превосходит не только всякое умственное или сердечное познание, оно превосходит всё.

Ещё одним свойством Бога является то, что Он — Истина. Бог есть Истина, потому что Он есть абсолютная реальность в том смысле, что, независимо от существования какой-либо твари, Он есть, Он истина, Он святость.

Интересно, что латинское слово истина означает «быть защитой», — не «быть защищаемым», а именно «быть защитой». Т.е. Бог есть полнота, которая не нуждается ни в помощи, ни в поддержке, ни в защите, но Сам может всё поддержать, всё защитить.

И это потому, что Бог является любовью. O любви мы имеем некоторое представление из опытного её переживания. Мы знаем чувство любви, но той абсолютной любви, которую мы видим во Святой Троице и в отношениях Бога к сотворенному Им миру, мы познать не можем. Вспомните, что говорит Иисус Христос о любви: нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15:13).

Понятие о Боге как о любви, ведет нас к понятию о Боге-Троице.

Святой Григорий Богослов говорит, что если Бог есть любовь, то Он может только быть Троицей. Потому что если Бог был бы единицей, то Он любил бы только Себя. Бог не может быть просто двоицей, парой, потому, что эта любовь замкнута друг на друге, закрыта для других.

И только, если Бог Троичен, Он может быть абсолютной любовью, так как, чтобы принять третьего, надо отказаться от себя, надо умереть себе для того, чтобы открыться другому. Но такая любовь может быть только жертвенной.

Бог един по Существу, но троичен в Лицах (ипостасях): Отец, Сын и Святой Дух — Троица Единосущная и Нераздельная. Бог Сын именуется Словом Божьим или Образом Отца. Дух Святой выражает жизнь Бога Отца и зовется дыханием или Духом Отца.

Неотъемлемым свойством любви является свобода. Мы часто понимаем свободу в смысле: я хочу быть тем, кем я хочу быть. На самом деле, первоначальное значение слова свобода — это полное владение собой. Если человеком владеет телесная страсть, эмоции, что бы то ни было, он уже не свободен.

На санскритском языке корень слова свобода переводится, как любить и быть любимым. Т.е. свобода является предельным проявлением взаимной любви, которая стремится к тому, чтобы другой вырос в полную меру своего бытия. Это отношение к другому, как к любимому, «ради которого я готов положить свою жизнь» (Ин 15:13).

Господь дает нам свободу, которая рождена Его любовью, и мы можем быть свободными, если на эту любовь ответим всей любовью, на которую сами способны. А чтобы это осуществить, мы должны овладеть собой. Говоря о греховном мире, мы должны победить все греховное и стать уже не рабами страстей и эмоций, а детьми Божьими.

Вот о какой свободе идет речь, когда Бог нас творит. Он нас творит действием крестной любви, любви, которая отрекается от себя самой и себя самое отдает.

Протопоп Аввакум в так называемом «Житии» так описывает Божественный предвечный Совет: И сказал Отец Сыну: Сын Мой, сотворим мир и человека. И Сын ответил: Да, Отче. И Отец продолжал: но человек отречется от Нас, и для того, чтобы его спасти, Тебе нужно будет стать человеком и умереть за него… И Сын ответил: Да будет так, Отче!.. И мир был сотворен[95].

Всеведущий Бог заранее знал, что сотворенный мир не правильно распорядится своей свободой. И для того, чтобы его спасти, Сам Бог должен вступить в пределы творения, приобщиться всему тварному, за исключением греха, и умереть. Умереть, осуществив в Своем человечестве ту любовь крестную, самоотдающуюся, которая является сущностью тайны Святой Троицы.

И Сын Божий приходит в мир в лице Иисуса Христа с тем, чтобы показать нам, каким является Бог, и каким должен быть человек по замыслу Творца. Бог Отец является непостижимой тайной, но Слово Божие, Иисус Христос, открывает нам Его во всей истине, потому что Он — и есть Сам Бог. Мы познаем Бога в делах Его, в учении Его, в чудесах Его и даже в том, что Им сотворено — в красоте, в истине, в глубине.

В этом отношении Христос действительно является для нас видением невидимого Бога. На Тайной вечери апостол Филипп говорит Спасителю: Покажи нам Отца и довольно для нас. И Христос отвечает: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь, покажи нам Отца? (Ин 14:8—10).

Т.о. Бог, постепенно, как бы по кусочкам, открывавший себя через пророков в Ветхом Завете, полностью явил себя в Своем Сыне, Иисусе Христе. Стало человеком Слово Божие, которое сотворило мир.

Теперь поговорим о сотворении мира и человека.

Первая строка Библии гласит: «В начале сотворил Бог небо и землю». Небо – мир духовный, куда относятся и ангелы, земля – весь мир материальный: от атома до Галактики.

Божественное Слово, Сын Божий, Своей любовью позвал к бытию мир: Иди! Приди! — и от этого зова начала появляться тварь. Сначала Слово Божие сотворило хаос, первобытную материю, куда заложены все возможности, которые постепенно будут реализовываться согласно внутреннему закону существования, заложенному Богом в этот хаос.

И из этого хаоса рождается все творение. Первым рождается свет. А далее шаг за шагом хаос раскрывается, все возможности, которые в него вложены, начинают расцветать, словно цветок, и с каждым шагом появляется новая полнота, новая красота, новые глубины. И затем приходит момент, когда все твари созданы.

Человек же появляется не как усовершенствование предыдущей твари. Бог творит человека особым образом. Он творит его Сам. И творит его из той материи, из которой всё остальное уже развилось: из праха земного. Т.е. человек полностью сродни каждому атому, каждой звезде, каждой галактике, каждому растению и животному, потому, что все они возникли из праха земного.

Следующее действие Бога описывается так: «И вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою».

Встает вопрос: «А разве животные не были живыми? Да, конечно, были. Но они были живы жизненной силой, вложенной в них. Мудростью Божьей, действующей в них, той ДНК, которая сформировала их существование и их прогресс, их становление.

Человек же, кроме этого, наделен дыханием Божьим. И в этом смысле, человек сродни не только всему тварному без исключения, но также и Творцу, Живому Богу. Дыхание Божие делает человека личностью, существом, живущим жизнью, которая не только есть жизнь природы, но жизнь общения, каким бы зачаточным оно не было.

В творении человека есть и ещё нечто большее. Когда Бог создает человека, Он говорит: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему (Быт 1:26)».

Бог един в Троице, Три Лица, но един Бог. И человека Бог творит как сложную реальность: двое в одном. Бог творит мужскую и женскую природы. С возникновением Евы человек достигает своей полноты. В Библии говорится, что Бог творит человеку помощника. Это слово вызывает много вопросов. Кто такой помощник? Может, это тот, кто выполняет за Адама все тяжелые работы, как это поняли, по-видимому, на востоке? Оказывается, согласно более точному переводу, что помощник – это тот, кто будет стоять плечом к плечу, лицом к лицу с Адамом. «Плечом к плечу» означает двух совершенно равных партнеров. «Лицом к лицу» означает, что, глядя друг на друга, они видят свою собственную полноту в другом. В браке муж и жена становятся одной плотью. Не одним телом, а единым существом.

Бог сотворил совершенный мир всей любовью Своей, всей верой Своей, всей надеждой Своей. Он сотворил этот мир для того, чтобы этот мир и Сам Бог были друг другу родные, чтобы Божественное присутствие пронизывало все, чтобы всё было живо Им, и мы жили в Нем.

Как же в мир вошло зло? Бог зла не сотворил. Но откуда зло взялось? Библейский рассказ говорит, что сатана в виде змеи явился Еве и стал ее соблазнять. Откуда же взялся сатана, когда все было совершенно при сотворении?

Вернемся к первой строчке Библии. Если вы помните, там говорится, что в начале Бог сотворил небо — мир духовный и ангелов.

Бог сотворил ангелов светлыми, чистыми и совершенными. Из писаний древнего богослова Лактанция следует, что ангелы должны были переходить от славы к славе, то есть возрастать все больше в любви, углубляться всё более совершенно в Бога, делаться более совершенными причастниками Его природы. Но для этого нужна, с одной стороны, полная устремленность к Богу, и, с другой стороны, смирение, т.е. видение своего несовершенства, которое у тебя есть, чтобы двигаться дальше в Божественную любовь, которая тебе все больше открывается.

И вот в какой-то момент некоторые ангелы посмотрели на себя и, увидев свою непостижимую красоту, возгордились, и испугались ее потерять, ради того, чтобы ее перерасти. Они забыли, что все это сияние, которое в них присутствует, — Божие сияние, оно им не принадлежит. В тот момент, заглядевшись на себя, Люцифер, светоносный, подумал: я же так совершенен, я так прекрасен, во мне живет все Божественное, почему я не подобен Богу, почему я ниже Его, когда я весь пронизан Божеством и весь сияю этим светом Божества? И он сказал: поставлю свой престол на высоте и буду подобен Богу (Исх 14:13). И в этот момент свет, который в нем был, потух, потому что этот свет был не его свет, это было Божие присутствие. И когда он выбрал себя вместо Бога, он стал из ангела света ангелом тьмы.

И эта тьма вошла в тварный мир. Падший ангел в виде змия стал перед человеком в лице Евы и ее соблазнил, и затем через неё и Адама. Но в чем состоит этот соблазн?

Чтобы это понять, необходимо вернуться ко второй главе книги Бытия, где мы находим следующие слова: Произрастил Господь Бог … древо жизни посреди рая, и древо познания добра и зла (Быт 2:9). Приобщение к древу жизни — это приобщение к Богу. Бог в Своей мудрости является единственным, Кто знает сущностную природу вещей. Оставаясь единым с Богом, Адам мог быть причастным Божественному познанию, быть причастным Божественной жизни, коротко говоря, быть причастным Богу.

Но есть другой путь, которым человек может познавать тварный мир: погружаясь в него, участвуя с тварным в его тварности. Это означает образ плода от древа познания: познание тварного вне Творца.

Призвание человека, принадлежащего одновременно и Божественному, и материальному миру, было — через познание имен всех тварей, то есть их сущностного бытия, — вести их в глубины Божии.

Таким образом, у человека была свобода выбора. Дар свободы, неправильно понятый, — страшный дар, потому что он позволяет человеку разрушить себя и повлечь за собой в разрушение весь мир, который ему поручен. Но в то же самое время эта возможность выбора есть абсолютное условие для взаимоотношений любви. Святой Максим Исповедник сказал, что Бог может все сделать, кроме одного: Он не может заставить человека любить Его, потому что любовь — это высшая свобода.

Итак, человек стоит перед двумя возможностями познания: с одной стороны, погрузиться в Бога, общаться с Ним, уходить все глубже в Божественную тайну, и, с другой стороны, пытаться приобрести познание тварного, погружаясь полностью в тварное помимо Творца. Вот выбор. Можно было ожидать, что человек без колебания последует зову Божественной любви.

Но человек был ещё в младенческом состоянии, он был чист, непорочен, весь пронизан Божиим светом, но не свят. И темная сила, сатана («сатана» на еврейском языке значит «противник», «враг»), явился ему и сказал: ты же можешь все познать сам, почему ты всё спрашиваешь у Бога? У тебя есть ум, у тебя есть зрение — разве ты не назвал каждую тварь своим именем? Погрузись в сотворенный мир и познай его, вкуси его плодов и независимо, самостоятельно познай все, что знает Бог. Ты это можешь сделать без Бога… И человек на это пошел. Он сделал попытку познать мир, созданный Богом, не через Бога, не в Боге, а сам.

Человек как бы спиной повернулся к Богу, единственному источнику жизни,  ради того, чтобы лицом обернуться к окружающему миру. Отвернувшись от жизни, мы получаем смерть. Смерть является не наказанием, а неизбежным следствием отказа от Жизни.

Грех Адама состоял в том, что он не сохранил любовь. Вопрос не в послушании или преслушании, а в том, что Бог предлагал всего Себя, без остатка — Свое бытие, любовь, мудрость, ведение — всё Он давал в этом союзе любви, который делает из двух одно существо. Человек был предупрежден: не ищи познания через вкушение плода от древа добра и зла (Быт 2:17) — не ищи холодного познания ума, внешнего, чуждого любви, не ищи познания плоти, опьяняющей и одурманивающей, ослепляющей. И на это именно и соблазнился человек: он захотел знать, что такое добро и что — зло. И он создал зло, потому что зло в том и заключается, чтобы отпасть от любви. И человек пал, Дух Святой покинул его, и ум его помрачился.

«Так душою Адам умер тотчас, как только вкусил, а после…умер и телом, ибо смерть души есть отделение от нее Духа Святого, а смерть тела есть отделение от него души» — пишет преподобный Симеон Новый Богослов.

Согласно первозданной иерархии человеческой природы, дух человека должен жить Богом, душа – духом человека, а тело – душой. «Но грех перевернул все с ног на голову, и телесные потребности подчинили себе душу, а духовное смешали с земным». Изменилась физическая природа человека, сделавшись тленной, подверженной болезням, недомоганиям, усталости, старости, смерти.

Изменилась и нравственная природа человека. В душе, которую покинула благодать Святого Духа, появились «плоды древа познания»: зависть, лукавство, ложь, ненависть, славолюбие, богозабвение, дерзость, бесстыдство и всякое другое зло…

Человек в падшем состоянии уже не чувствует Бога, не может «видеть Его». Человек стал рабом страстей, а дьявол, соблазнивший человека, подчинил его себе, поработил. Вот так человек стал рабом греху, страстям, диаволу, появилось тление и смерть.

Так «грех вошел в мир, а грехом – смерть» (Рим. 5.12). И дети падших Адама и Евы рождались (и рождаются теперь) по их «образу и подобию» с наследственными греховными чертами.

Первородный грех передается по наследству и заключается, во-первых, в отпадении человека от благодатной жизни с Богом и, во-вторых, в искажении природы человека и порче его естества.

Восстановить связь с Богом и исправить свою падшую природу человек  сам не может. Но все возможно Богу.

Бог знал наперед, что грехопадение произойдет. И Он взял на Себя всю ответственность за последствия Своего творческого акта и дара свободы тем, что Сын Божий, Господь Иисус Христос, творческое Слово, Который из небытия создал весь мир, стал человеком и вступил в этот трагический мир. Бог нам показал воочию, что представляет собой любовь, которая себя отдает, которая делается беззащитной, уязвимой до конца. И это мы видим и в яслях Вифлеемских и на кресте.

Мир был сотворен Богом по любви. Тварь не спрашивали, хочет ли она появиться, поскольку её не было. Но Сын Божий вступает в этот мир уже не односторонним решением Бога. Воплощение Сына Божия было бы так же невозможно без согласия Матери Божией, как оно было невозможно без волеизъявления Небесного Отца. Если бы Пречистая Дева Богородица на слова архангела Гавриила не ответила согласием, то воплощение не могло бы состояться. И тут замечательно связываются две воли: спасительная воля Божия и ответ всей твари.

В Младенце Христе, рожденном от Духа Святого и Девы совершенной, характерно то, что у него нет никакого поползновения ко злу.

До крещения Он растет как все дети, совершенствуясь духовно и телесно. И вот наступает момент крещения Господня. Это очень важный момент. Давайте разберем его подробно.

В Священном Писании, в Евангелии, речь идет о трех крещениях. Говорится о крещении Иоанновом, говорится о крещении Самого Спасителя Христа и затем, говорится о крещении верующих.

Крещение Иоанново было крещением в покаяние (Мк 1:4). Иоанн Креститель говорил, что все изменили Богу, все отошли от правды жизни: покайтесь, ибо придет на вас суд Божий. Иоанн Креститель стремился разбудить в людях совесть, поставить их перед лицом собственного суда, а также суда Божия. И люди приходили и каялись, каялись вслух, не обращая внимания на присутствие других людей. Эта проповедь настолько потрясала их душу, что им хотелось как можно быстрее вырваться из этой греховности, признать ее перед Богом, отречься от нее и стать свободными людьми, освобожденными покаянием и милостью Божией.

А дальше люди погружались в воды Иорданские. Как вода омывает грязь, всякую скверну, так они омывали свое тело от грехов, от всего того, что его осквернило: прелюбодейства, любодеяния, обжорства. Т.е. от всех грехов, которые душа человеческая совершает над плотью. Люди погружались в воды Иорданские с сознанием, что они омывают себя и теперь будут чисты.

Но, кроме этих грехов, у людей есть грехи, которые к телу не относятся: например, гордыня, зависть и т. д. И как бы по аналогии они понимали, что, погружаясь в эти воды и омывая свое тело от скверны, они символически омывают и душу от осквернения, которое они ей нанесли.

Вы наверно читали в русских сказках, что бывают воды живые и мертвые. Воды, в которые люди погружались, омывая собственную греховность, как бы впитали в себя греховность и смертоносную силу греха. Христос погрузился в эту стихию смертоносной воды, и вышел из этой воды, неся на Себе все последствия человеческой греховности. Все грехи как бы на Него легли. Случилось то же самое, что бывает, когда белый лен мы погружаем в красильню, — лен погружается белым, а вынимается весь пронизанный краской. И то же самое случилось со Христом. Он вошел совершенно свободным от всякой греховности, т.к. в момент воплощения Его плоть была бессмертной: невозможно человеку умереть, когда он неразрывно и полностью соединен с Богом. А в момент крещения Он соединился с падшим человечеством в готовности умереть смертью этого человечества.

Еще в Ветхом Завете мы видим образы того, как приносилась жертва. Пастухи выбирали для жертвы самых лучших, беспорочных ягнят. Этим напоминалось людям: из-за твоего греха должен пострадать и умереть невинный.

И в крещении Христа случилось именно это. Невинный принял на Себя смерть человечества, потому что человечество оторвалось и отреклось от Бога. И когда Христос вышел из вод Иордана, Он оставался тем же безгрешным Спасителем Христом, каким Он был, когда в них погрузился, но Он нес на Себе всю тяжесть последствий тысячелетней истории человеческого греха.

Погружение Христа в Иордан очистило его воды, и они стали живоносными, потому что вся мертвящая сила их осталась на Христе Спасителе. Они были очищены, они стали святыми водами.

Когда мы приходим к крещению, мы погружаемся в воды, которые освящаются благодатью Святого Духа и делаются водами Иорданскими, то есть водами, в которые Христос погрузился, очистив их от всякого зла, от всякой нечистоты. И эти воды могут нас приобщить чистоте и святости человеческой плоти воплощенного Бога.

Итак, крещение Господне — это момент, когда Человек Иисус Христос, (Рим 5:15), в единстве с Божественной волей Сына Божия, Которым Он тоже является, берет на Себя сознательно, свободной волей то, на что Он согласился на Божественном Совете. Он погружается в воды Иордана, отяжелевшие от омытого в них человеческого греха, и выходит из них пронизанный смертностью, которую Он принимает от нас и разделяет с нами. И Он живет с этой смертностью.

А дальше – искушения от дьявола в пустыне. И если Адам поддался искушению, то Иисус сказал: «отойди от меня, сатана», и дьявол был отвергнут. Теперь Христос пойдёт на Голгофу, на смерть, на Воскресение. Он умирает не Своей естественной смертью, а той смертностью, которую Он воспринял, погрузившись в смертоносные воды Иордана.

Бог восходит на крест, чтобы принести Себя в жертву за грехи людей, и тем самым избавить их от греха и вечной смерти. Бог создал мир с непреложными духовными и физическими законами. Одним из духовных законов является то, что грех, преступление должны иметь последствия, наказание. Наказанием за грехи человечества являлась вечная смерть. И вот это наказание, которое должны были получить люди, берет на Себя Сам Господь.

И когда Он умер, Его тело полагается во гроб, а душой Своей во славе, в блеске, в сиянии Своего Божества Он сходит во ад. Такое схождение Спасителя — это жизнь, вливающаяся в область смерти, потому, что ад, по определению, место, где Бога нет.

Затем совершается воскресение Христово. Он разделил всю судьбу человека до смерти, но Бог зовет Его обратно к жизни, и Он воскресает силой Своего Божества, но волей, призывом Божиим.

После Своего Воскресения Христос в течение сорока дней является Своим ученикам, наставляя их о путях созидания Церкви.

Спустя сорок дней, Христос возносится на небо. Христос как Сын Божий возвращается в недра Божии, туда, откуда никогда не уходил, как Бог Вездесущий. Но Он вознес в недра Божии наше человеческое естество. По правую сторону Живого Бога и Отца восседает на престоле славы — Человек Иисус Христос. Он не разлучился с плотью Своей, когда вознесся, и вся тайна человека, все величие человека сейчас находится одесную Бога и Отца в глубинах Божиих. Человек так велик, что Бог смог стать человеком в день Своего воплощения. Но еще более потрясающим является то, что человек может восседать одесную (по правую сторону, что говорит о той же силе и славе) Бога и Отца!

Расставаясь со Своими учениками, Иисус Христос обещал, что пошлет им Духа Святого, Который напомнит им все, что Он Сам им говорил (Ин 14:26).

Святой Дух сошел на апостолов в виде языков пламени в пятидесятый день по Воскресении Христовом, и сообщил им благодатные дары. Святой Дух сходит на каждого человека в таинстве Миропомазания во время крещения.

Святой Дух является нашим Утешителем (Ин 14:16). Он нас утешает тем, что раскрывает нам тайны Царства Божия, раскрывает учение Христа, раскрывает любовь Христову, призывает нас быть подлинно Его учениками, утешает, дает радость. Он является нашей крепостью. Он утверждает нас в вере, утверждает нас в преданности Богу.  И Он является Духом Истины (Ин 14:17), как Живой Бог. Он вездесущ. Он пронизывает всю вселенную как свет, как тепло. Он все наполняет, и Он сокровище благих, то есть в Нем сокрыто все благое, все святое, все священное, все дарования. Он является сокровищницей всего, что Бог нам хочет дать, и Он — Податель жизни, не плотской жизни, а той, которая дается нам в Иисусе Христе и в Духе Святом.

В Крещении мы соединяемся со Христом, мы погружаемся в воды Крещения, как бы образно являя, что мы вместе со Христом умираем, погружаемся в Его смерть и с Ним делаемся мертвыми по отношению ко всему, что несовместимо с Богом. И поднимаемся мы из этих вод, как бы воскресая вместе со Христом, входя в новую жизнь с Ним. В этот момент мы как бы пронизаны Его Божеством. И в Миропомазании нам дается дар Святого Духа. Он вселяется в нас, Он уже действует в нас, Он неизреченными воздыханиями, как говорит Апостол (Рим 8:26), нам шепчет истину о Боге, о нас самих, о

вселенной, о всех тайнах земли и неба. И вместе с этим Он нас учит называть Бога — Отцом.

Мы можем называть Бога Отцом нашим лишь, поскольку мы братья и сестры Христа. Христос нас признает Своими братьями. Он говорит женам-мироносицам по своём воскресении: «пойдите, возвестите братьям Моим»; но подлинными братьями мы делаемся подвигом верности Ему как ученики, верности Ему как братья и сестры.

И в связи с этим раскрывается тайна не только нашего личного соединения со Христом, но открывается тайна Церкви.

Церковь — это общество, где совершается живая встреча между Богом и человеком, которое является местом и тайной этой встречи. И не только встречей лицом к лицу, но таким взаимным соединением, что все человеческое пронизывается Божественным. Церковь является обществом любви Пресвятой Троицы и человека.

Церковь имеет не человеческое, а божественное происхождение, ее основал и установил Сам Господь Иисус Христос, придя на землю и собрав первую общину из Своих учеников. «Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16:18). Священное Писание говорит, что Бог Отец поставил Иисуса Христа «выше всего, главой Церкви, которая есть Тело Его. (Еф. 1: 22-23).

Церковь — это место, где человечество, люди, живые люди, грешные и становящиеся учениками Христа, встречаются со Христом. И Христос их приемлет, и в Крещении с ними соединяется так, что Его жизнь делается нашей жизнью. И, как ни страшно это сказать, наша жизнь делается Его жизнью, потому что до конца времен тело Христово, вознесшееся на небо, несет на себе раны распятия от наших грехов.

Вот чем является Церковь: организмом любви, где живая любовь, Отец, Сын и Святой Дух, Троица Святая, в самом бытии Которой вписан крест, смерть, распятие и Воскресение, является источником всего.

И тогда делается по-новому понятно то, что будет совершаться в дальнейшем: и Суд Божий, и вечная жизнь. В Евангелие, в притче об овцах и козлах (Мф 25:31—46) говорится о том, что придет время, когда вся тварь станет перед лицом Божиим, когда Бог отделит добрых от злых, и злые пойдут в муку вечную, а добрые — в вечную радость и жизнь. Что же будет критерием этого разделения? Оказывается, — тоже любовь. Вы напитали голодного? одели холодного? вы ввели к себе нищего бездомного? вы посетили больного? вы не постыдились того, что ваш друг в тюрьме сидит, и посетили его? Это все сводится к одному: были ли вы достойны называться человеком или нет? Если вы этого не исполнили, того, что повелевает вам закон, написанный в ваших сердцах, то вы не люди, не человек. А если не человек, то и соединение с Богом становится невозможным.

И дальше. Есть место в Евангелии, где говорится: не все называющие Меня «Господи, Господи», войдут в Царство Небесное, но только те, которые исполняют Мои заповеди». (Лк 13:26—27). Опять-таки, видимая принадлежность к Церкви, даже формальная приобщенность через Крещении нас не может спасти. Крещение является семенем вечной жизни, брошенным в почву нашей души, но это семя может пролежать бесплодно до конца нашей жизни. И когда-то это семя как бы встанет перед нами на суд: всё тебе было дано, вся божественная жизнь, весь Христос, вся святыня Святого Духа, вся приобщенность к Богу тебе были даны, и ты ими пренебрег. То, что ты был крещен, миропомазан, даже причащался порой, тебя не спасет.

Это надо помнить, когда мы принимаем крещение.


 OfficeFurniture template with WordPressORG
Ждановский завод "Азовсталь"

Москва 2017 год от Рождества Христова и 7525 год (новолетие 14 сентября) от сотворения мира